Андре Куусвек: “Дело Тимошенко волнует акционеров ЕБРР”

12 апреля 2014, 09:08


Иллюстрация к статье «Андре Куусвек: “Дело Тимошенко волнует акционеров ЕБРР”»

Андре Куусвек: Конечно, сотрудничество с МВФ влияет на то, как инвесторы и потенциальные инвесторы смотрят на Украину. То есть, с одной стороны — это резервы для Национального банка и деньги для Украины.

С другой стороны, и это более важно, — подтверждается, что Украина имеет прогресс в плане реформ. На каком-то уровне этот прогресс есть и это даже сказал МВФ.

Например, пенсионная реформа — это шаг в правильном направлении. И это был один из самых важных элементов и требований МВФ. Это Украина выполнила.

Другое — цена на газ, этого пока не выполнили. И это главная причина, почему Украина не может сейчас получить очередной транш.

Влияет ли это на ЕБРР? Короткий ответ: нет. Наиболее длинный ответ: так как это влияет на общую привлекательность Украины, это влияет и на тех инвесторов, с которыми мы могли бы сотрудничать. Это влияет на проекты, которые могли бы быть, но которых нет, и, следовательно, мы не сможем их финансировать в частном секторе.

Насчет госсектора больше будет вопросов в совете директоров Банка в Лондоне (главный офис ЕБРР), когда будут государственные проекты, особенно под государственные гарантии. 

Андре Куусвек: Какая-то косвенная корректировка будет, но это больше будет зависеть от рынков — если нет инвестиций, нам нечего финансировать.

Андре Куусвек: У нас темп финансирования примерно с 2008 г. — 1 млрд евро ежегодно. Когда-то чуть больше, когда-то чуть меньше, но примерно на 1 млрд евро подписывается проектов в каждом году.

В этом году до сегодняшнего дня мы уже подписали 830 млн евро, значит, есть ещё некоторые проекты, которые находятся на финальной стадии подготовки. И, наверное, до конца года сумма снова достигнет 1 млрд.

Что отличает этот год от прошлого — в этом году было больше проектов в корпоративном секторе. То есть, в основном — промышленность и сельское хозяйство, таких проектов было гораздо больше, чем в прошлом году.

Еще интересно отметить, что у нас средний проект в частном секторе по размеру в прошлом году был примерно 30 млн евро, в этом году — 20 млн евро. Значит, проектов по количеству больше, но их индивидуальный размер меньше. К нам все чаще обращаются компании среднего размера, очень много компаний, где собственниками являются местные предприниматели — и мы с ними работаем. Меня впечатляет, что есть новая волна достаточно динамичных предприятий, которые хотят работать по международным стандартам, у которых есть желание соответствовать нашим требованиям по аудиту, корпоративному управлению и т. д.

Андре Куусвек: Корпоративный сектор развивается. Как на это повлияет кризис еврозоны — станет вопросом следующего года.

Я насчет следующего года не слишком оптимистичен. Думаю, что денег на рынках будет еще меньше, ликвидность будет достаточно низкой. И инвесторы, в общем-то, очень четко выбирают, куда вкладывать деньги. 

Андре Куусвек: В цифрах можно говорить по этому году, поскольку, что будет в следующем — пока неизвестно. В этом году получается хороший баланс между промышленностью и сельским хозяйством. До конца года финансирование этих отраслей составит по 200 млн евро.

Есть проекты в переработке пищевой промышленности. Отличный пример — это первый проект в переработке мяса. Мы финансировали компанию «Глобино», которая занимается производством мясных изделий. Мы продолжаем сотрудничать в сфере переработки молока, например, в этом году был подписан договор с компанией «Укрпродукт». Также работаем с компаниями в зерновом секторе и т.д.

В промышленности есть два крупных проекта. Во-первых, есть проект с французской компанией AirLiquide, с которой подписан проект на кредит в сумме на 85 млн евро. Они будут сотрудничают с различными металлургическими компаниями в Украине. Другой крупный проект в промышленности — это ОАО «Энергомашспецсталь», им был выдан кредит на 79 млн долл.

Андре Куусвек: Во-первых, уровень демократии в странах СНГ невысокий. Мы работаем в разных странах от Центральной Европы до Центральной Азии и знаем, что традиции, история и уровень демократии в этих странах очень отличаются.

В странах Центральной Азии, к примеру, от и до — все решает Президент. И трудно представить, что это будет как-то по-другому.

Я говорю это для того, чтобы люди здесь и за границей понимали, что сегодня изо всех стран бывшего СССР (за исключением стран Балтии), Украина входит в тройку самых демократических стран. В Украине есть свобода прессы, критикуют Президента, следовательно — не все плохо.

Что касается Юлии Тимошенко, то мы не являемся экспертами в области политики и судебных дел. Но мы внимательно следим, как реагирует мир, и как реагирует оппозиция в Украине. И вот это нас беспокоит. Как известно, акционерами ЕБРР являются, в основном, развитые демократически страны, ЕС имеет большинство акций совместно с США, и поскольку их это волнует, это волнует и нас — руководство банка. 

Андре Куусвек: Думаю, сила ЕБРР в том, что мы старались работать на уровне конкретных проектов. Есть, наверное, конкретные пункты, где мы всегда должны сотрудничать или как минимум иметь диалог с государственными органами, но мы не всегда можем выбирать, какая партия нам больше нравится. И мы принципиально не хотим этого делать. Мы бы хотели, чтоб рынок был свободным, открытым и честным. 

Андре Куусвек: В этом вопросе лучшим экспертом является Всемирный банк (ВБ). Например, между разными международными финансовыми организациями по проектам в газовом секторе газа есть негласное разделение на области компетенции. В работе с НАК «Нафтогаз Украины» и по проекту модернизации газотранспортной системы (ГТС) Украины ЕБРР больше фокусируется на корпоративных вопросах, а ВБ занимается вопросами, связанными с законом о госзакупках. 

Андре Куусвек: По нашим проектам Украина всегда должна выполнять требования ЕБРР по закупкам товаров и услуг. У нас есть определенные правила именно нашего банка — и эти правила должна выполнить каждая страна, где мы финансируем государственный сектор. Это касается и Украины.

Здесь проблем нет, наши законы и правила действуют уже почти 20 лет, и Украина всегда выполняла эти требования и должна выполнять их и в будущем. Эти правила отличаются от закона о госзакупках.

Андре Куусвек: Это, как и в случае закона о госзакупках, нас непосредственно не касается, т.к. мы сами не работаем с таможней. Мы воспринимаем от наших клиентов, что там есть проблемы. Мы это понимаем и через разные дискуссионные и лоббистские платформы, например, AmericanChamberofCommerce или ЕВА. Мы в этой области не эксперты, знаем, что эти проблемы есть, но узнаем о них косвенно от клиентов. 

Андре Куусвек: Первая проблема — это непрозрачные процедуры и непрозрачная среда бизнес-конкуренции. Это связано с тем, что слишком велико влияние политики на бизнес, высокий уровень коррупции. Здесь ничего нового нет. 

Андре Куусвек: Надо на самом высоком уровне решать, насколько это важно — снизить уровень коррупции. Важны не только законы, но и исполнение этих законов, для чего нужна политическая воля. Я не скажу, что этого нет — есть.

Но, поскольку коррупция существует на всех уровнях, много конфликтов интересов. В этом процессе много препятствий и потому он долгий.

Возможно, стоит максимально автоматизировать бюрократические процессы и тем самым снизить человеческий фактор по всем процедурам — таможня, налоги, банковские платежи, разные лицензии и т. д. Нужно делать это через интернет, где есть «черно-белое решение» и нет человеческого фактора. Очень важно, чтоб все законы и правила были одинаковы для всех участников рынка.

Андре Куусвек: Конкретно я ничего не могу сказать. Мы тоже надеемся, что договор будет подписан и процесс ратификации пройдет быстро.

Но сегодня Украина до сих пор четко не решила, где приоритеты — свободная торговля с Евросоюзом или Таможенный Союз с Россией, Белоруссией и Казахстаном. Хотя на политическом уровне скажут, что ЕС в прерогативе. Но как-то одно с другим не очень сочетается.

Надеемся, что будет свободная торговля, в первую очередь, с Евросоюзом, но, честно говоря, как ЕБРР мы надеемся, что вообще будет свободная торговля. И ЕС с Россией тоже могли бы проводить торговые операции без препятствий. Процесс ратификации зависит во многом от отдельных стран и факторов. И в этом смысле процесс над Юлией Тимошенко негативно влияет на ситуацию.

Андре Куусвек: Я могу высказать только личное мнение. И мое личное мнение, что евро остается одной из ключевых мировых валют. Мне кажется, что в долгосрочной перспективе евро будет играть даже более значительную роль, чем сегодня.

Но я также думаю, что некоторые страны могут выходить из ЕС, чтобы самостоятельно решать вопросы монетарной политики. И это понятно, что всегда есть два выхода — либо более централизованный, либо более индивидуальный. Для некоторых стран индивидуальный подход может быть более приемлем.

Когда закончится кризис — сказать трудно. Очень многое зависит от политических решений на самом высоком уровне, поскольку сегодня нет доверия к рынкам. Физические деньги, которые есть в мире, там же и остались, произошло уменьшение оценок стоимости компаний, но это не реальные деньги, а денежная оценка на будущее. Эти оценки коррелировались и можно сказать, что на рынках осталось меньше «воздуха».

А реальные деньги, которые есть в банках, там и находятся. Ликвидность есть, но в сегодняшней ситуации никто не хочет эти деньги выдавать. Из-за низких процентных ставок в банках депозиты перестали быть интересны в качестве объекта для вложения средств.

С другой стороны, инвестиции в различные отрасли экономики также сопряжены со значительными внешними и внутренними рисками. И поэтому инвесторы, располагающие деньгами, продолжают на них «сидеть», ожидая наступления более благоприятной ситуации, хотя за счет инфляции они теряют, и они об этом знают. Хотя потенциально они готовы эти деньги вкладывать и в особенности в новые рынки, такие, как Украина.

В конкуренции с Азией Европа сегодня теряет в темпах роста, в привлекательности инвестиций и т.д. И мне кажется, в течение 5-10 лет Азия будет развиваться гораздо быстрее. Это не только Китай, но и другие страны — Индонезия, Вьетнам и т.д. 

Андре Куусвек: Да, и это очень интересно, потому что там, в разных азиатских странах, разные экономические модели и другой, азиатский, менталитет. Но такая модель тоже имеет свое место в мире и имеет право на существование.

Ваш отзыв


Видео