Анатолий Гулей: «Нужно ужесточать требования к заемщикам»

24 февраля 2014, 04:31


Иллюстрация к статье «Анатолий Гулей: «Нужно ужесточать требования к заемщикам&raquo»

На данный момент главная проблема — это недоверие населения к гривне, вызванное в первую очередь непродуманными заявлениями и прогнозами отдельных политиков и представителей власти. Понадобится не меньше 5—6 месяцев, чтобы вернуться к уровню доверия, который был на 1 октября.

Приблизительно в то же время начнет восстанавливаться ликвидность банковской системы. Не раньше чем через год полностью восстановятся взаимоотношения между банками и клиентами. Хотя говорить об окончательном выздоровлении системы можно будет не ранее чем через два года.

Не обращать внимания. Нужно учитывать, кто делает этот прогноз. Если эти люди 4 месяца назад говорили, что курс должен быть 3 гривни за доллар, а сейчас утверждают, что не меньше 7, то слушать их не надо. Это провокация против благосостояния наших граждан.

Специалистов, которые действительно в этом разбираются и могут давать обоснованные прогнозы, в Украине человек 5—6. И они обычно не спешат делиться своими мыслями, понимая всю ответственность за сказанное.

Я не стану делать прогнозы, пока не увижу основные макроэкономические показатели, которые определит Минфин на следующий год. Нельзя планировать курс, который не вкладывается в стратегию развития государства на следующий год.

Думаю, что это эволюционное решение. Обмен валюты — банковская услуга, и она не может быть убыточной для банка, так записано в законе. Необходимо, чтобы все финучреждения подсчитали реальную себестоимость этой услуги.

Между банками должна присутствовать конкуренция. При фиксированном для всех курсе конкуренции нет, а при возможности вводить комиссию она возникает. Поэтому если банки захотят, чтобы валюту купили именно у них, они начнут снижать размер комиссии — это рынок, он сам определяет справедливую цену.

Банкам в помощь

, который будет заниматься санацией проблемных финучереждений. Расскажите, каков механизм такого сотрудничества?

Еще на первом антикризисном совещании 3 октября я сообщил руководству НБУ, что Ощадбанк готов принимать участие в санации всех банков, которые регулятор признает проблемными.

Что касается создания консорциума со структурами господина Лагуна — от него поступило предложение о сотрудничестве, и мы достигли предварительной договоренности. Теперь необходимо провести консультации с регулятором, чтобы четко понимать, как будут определяться проблемные банки, какой будет роль НБУ и какие функциональные обязанности будут у Ощадбанка и инвестора.

По информации некоторых СМИ со ссылкой на Николая Лагуна, санация в рамках этого консорциума будет возможна при условии перехода 51% акций проблемного банка к частным инвесторам, интересы которых будет представлять Дельта Банк, тогда как Ощадбанк предо-ставит финансовую помощь для реализации данной программы…

Лагун говорил о конечном результате, что несколько преждевременно. Пока что общий механизм выглядит так: НБУ определяет банк, который нуждается в санации, вводится временная администрация. Мы подписываем меморандум с Нацбанком об обслуживании и возможном переводе депозитов населения в Ощадбанк. Затем привлекается инвестор, который готов вкладывать в банк деньги на согласованных с НБУ условиях. Ощадбанк не будет принимать участия в выкупе акций проблемных финучереждений с целью заработать на их дальнейшей перепродаже. Я считаю, что зарабатывать таким образом государственному банку неэтично.

У Ощадбанка есть важная особенность — все сбережения населения, которые в нем находятся, на 100% гарантированы государством. И перевод депозитов из санируемых банков в Ощадбанк позволит успокоить людей и снимет напряжение на банковском рынке.

Смысл в том, чтобы предоставить гарантии гражданам, которые попали в трудную ситуацию. Я готов взять эту работу на себя и гарантировать, что деньги этих вкладчиков будут возвращены в полном объеме.

Мы как государственный банк не можем предлагать такие высокие проценты. У нас нет проектов, которые могли бы обеспечить настолько высокую доходность. Переведенные вкладчики смогут рассчитывать на проценты, которые действуют по нашим депозитным программам (до 17% годовых. — «ДЕЛО»).

Сам механизм перевода депозитов из коммерческих банков в государственный четко прописан и уже был отработан во время ликвидации банка «Украина». Технически это несложный процесс.

Маленьким банкам помогут крупные

Нацбанк не может помогать всем 182 банкам, его просто физически на всех не хватит. Насколько я владею информацией, данным критериям сейчас соответствуют 17 финучреждений.

Скорее всего, это были предложения МВФ, который рекомендовал оздоровить и помочь восстановить ликвидность тех банков, на которые приходится более 60% всех банковских активов. Это корректное предложение, потому что в случае со-хранности этих 17 банков удержится вся финансовая система. Ведь большому банку легче помочь нескольким маленьким, не разрушая внутренние процессы и не нарушая порядок выполнения обязательств между клиентами.

Но для нормального перераспределения ресурсов между крупными и мелкими банками необходимо наладить межбанковское кредитование. А этот рынок сейчас фактически стоит.

Согласен, межбанковский рынок должен работать. Но также необходимо понимать, что на самом деле у большинства маленьких банков нет серьезных проблем с ликвидностью. Их ключевая проблема состоит в том, что многие из них в конце октября сжали свою ликвидность через покупку валюты в режиме «сегодня куплю доллар по 6 гривен, а через неделю продам подороже и заработаю».

То есть они повели себя как простые валютные спекулянты. Допустим, курс с 6,5 резко опустится ниже 6 гривен за доллар, и многие из них будут вынуждены зафиксировать убыток, а это сегодня неоправданный риск для банка.

Кризис неизбежно приведет к тому, что сегодняшняя проблема ликвидности завтра перерастет в проблему капитализации. Сейчас у отечественных банков капитала достаточно, но у них нет ликвидности. Такая ситуация приведет к тому, что банки вынуждены будут привлекать дорогие ресурсы, а это начнет съедать их прибыль.

Следовательно, когда прибыль уйдет в минус, капитал банка начнет уменьшаться и настанет день «Х». Тогда НБУ обязан будет применять жесткие санкции к таким финучреждениям, вплоть до отзыва лицензии.

Поэтому сегодня речь идет о том, чтобы провести аудит и выяснить, когда это время «Х» может наступить. И Нацбанк говорит: «Не ждите, когда это время наступит. Уже сегодня идите в стабфонд и просите денег, иначе такого-то числа вас уже не будет». Вот такая идеология.

К ресурсам стабфонда прибегнут максимум 5 банков из группы крупнейших. Ведь далеко не каждая финансово-промышленная группа согласится отдать 51% акций банка государству и потерять контроль над ним.

30% рынка на двоих

Сегодня два госбанка занимают в сумме 7% рынка. В то же время на высшем государственном уровне было высказано пожелание, чтобы доля госбанков составляла не менее 30% банковского сектора Украины.

Это делается, чтобы государство имело устойчивые рычаги для поддержки реального сектора экономики, чтобы государство было весомым участником рынка. А для активного наращивания доли рынка госбанками нам нужны крупные вливания в капитал.

Сейчас рассматриваются два варианта. Согласно антикризисной программе, Министерство финансов может докапитализировать госбанки через облигации внутреннего госзайма (ОВГЗ). То есть правительство передает нам в уставный капитал ОВГЗ. В любой момент, когда у нас возникает потребность в ликвидности, мы выходим на рынок или обращаемся к Нацбанку и получаем под эти бумаги рефинансирование. Более того, не нужно забывать, что по ОВГЗ платятся проценты. Таким образом, для банка это в любом случае выгодная операция.

Второй вариант — выделение средств напрямую из бюджета страны. Процедура сложная и длинная по времени, но отказываться от такого способа не стоит.

На сегодняшний день между Кабмином и НБУ ведутся динамичные переговоры по этому вопросу. Но с моей точки зрения, должны быть использованы оба источника финансирования.

Кроме того, 19 ноября набсовет Ощадбанка принял решение капитализировать часть прибыли за 2007 год (207,2 миллиона гривен. — «ДЕЛО»). На увеличение уставного капитала будет на-правлено 162,8 миллиона гривен.

Что делать с «недостроями»

Сначала нужно разобраться с той ипотекой, которая на сегодня уже выдана. И касается это не только Ощадбанка, но и всех остальных отечественных финучреждений.

У нас ситуация с ипотекой намного лучше, чем у большинства банков, так как мы кредитовали только в гривне и не брали на себя валютные риски. Тем не менее, в Ощадбанке начата программа переоценки платежеспособности всех заемщиков. Сейчас наши сотрудники анализируют новые справки о доходах, смотрят, кто лишился работы, у кого ухудшилось финансовое положение и, если необходимо, изменяют графики выплат, предоставляют отсрочку по платежам. Это делается, для того чтобы не допустить дефолта заемщика, чтобы он мог восстановиться, так как проблемы клиента оборачиваются и серьезными трудностями для банка.

Для абсолютного большинства банков — да. Если банк кредитует в валюте, у него должны быть стойкие пассивы и активы в этой валюте, чтобы не было таких разрывов по балансу, как сейчас.

Необходимо ужесточить требования к заемщикам, поднять первоначальный взнос хотя бы до 50%, строго следить, чтобы выплаты по кредиту не превышали 40% совокупного дохода клиента. В обратном случае в условиях кризиса для банков ипотека становится очень опасной операцией.

Ко мне на днях приходил один «строитель», просил денег — микрорайон достроить. Я у него спросил, кому он будет продавать квартиры, когда достроит дома? Он честно ответил: «Людям, которым вы дадите кредиты». То есть человек предлагает мне скрытый выкуп квартир, построенных на мои же деньги. Это не выход, это тупик.

Существует специальная организация — Строительная палата. Она должна оперативно составить реестр незавершенного строительства, в котором будет четко указан процент незавершенности каждого объекта. После этого нужно запретить банкам дофинансирование тех строек, где этот показатель ниже 75%. Все остальное должно быть заморожено до лучших времен.

Если банки будут «заходить» в строительство на стадии котлована, они не смогут дофинансировать те стройки, которые закончены сейчас на 75% и более. Надо определиться с приоритетами и завершить хотя бы эти проекты. Только в таком случае мы сможем сохранить потенциал для строительного бизнеса.

Не обязательно. Банки сами найдут средства, чтобы завершить строительство таких объектов. На самом деле это небольшие деньги. К тому же, если мы уже выделили 75% средств, то найдем и 25%, потому как заинтересованы, чтобы строительство было завершено, а население взяло кредиты и заселилось в квартиры. Нам не интересно, чтобы все остановилось, потому я думаю, что в ближайшие 2—3 месяца банки сами начнут кредитовать объекты с уровнем «недостроя» выше 75%.

Анатолий Гулей

Родился 14 января 1968 года в Вижнице Черновицкой области.
1991 год — окончил Тернопольский институт народного хозяйства.
1996—1999 годы — занимал руководящие должности в черновицком филиале Градобанка и Энергобанка.
С мая 1999 года возглавлял Черновицкое областное управление Ощадбанка.
С июня 2000 года — заместитель председателя правления Ощадбанка.
С октября 2005 года — заместитель председателя правления Альфа-Банка (Украина).
2006 год — председатель правления Актив-Банка.
С марта 2007 года — председатель правления Ощадбанка.
Государственный на все сто
Ощадбанк входит в группу крупнейших банков, на 1 октября 2008 года он занимал 8-е место по размеру активов. 100% акций банка принадлежит государству. Он обладает крупнейшей филиальной сетью — около 6 тыс. структурных подразделений. Ощадбанк — единственный, кто предоставляет 100%-ную государственную гарантию по вкладам населения.

Loading...
Погода, Новости, загрузка...

Потребительское


Видео