Сергей Яременко: «Плавающий курс и жёсткая монетарная политика — другого рецепта нет»

27 февраля 2014, 15:08


Иллюстрация к статье «Сергей Яременко: «Плавающий курс и жёсткая монетарная политика — другого рецепта нет&raquo»

– Всё началось в 2005 году. Министр экономики Сергей Терёхин и министр финансов Виктор Пинзеник решили бороться с инфляцией с помощью стимулирования импорта. НБУ решил помочь укреплением гривны и жёсткой монетарной политикой. Таким образом, Украина фактически вступила в ВТО ещё в 2005-м: в страну стали ввозить всё больше товаров из-за границы, и за три года национальный производитель был вытеснен с внутреннего рынка. Формально ВТО должна способствовать равным возможностям стран для мировой торговли.

Но равенство для неравных приводит только к ещё большему неравенству. Нас загнали в угол: зайдите в супермаркеты, и если обнаружите там хотя бы 10% товаров, произведённых в Украине, это будет хорошо. Получив огромные внешние займы, мы вели себя подобно человеку, который бесшабашно просадил кредит в самом дорогом ресторане, забыв, что деньги получены на пять лет и совсем на другие цели.

– Вступление в ВТО – это огромный риск для выживания национального производителя, даже при его максимальной поддержке и минимальный шанс для удачи. Украина поставила на удачу. Результат в таких случаях ожидаем. Сейчас у Украины 100 млрд. долларов внешнего долга и нет внешнего финансирования.

Кредиты на 100 млрд. мы проели и пропили, а теперь остались с долгом и без инвестиционных проектов. На потребление импортных продуктов ушло как минимум 60% этих кредитов. Фактически эти деньги в страну как бы и не попали: их направили поставщикам в западных странах в обмен на импортные товары.

– Действительно, последние два года было принято считать, что экономика Украины перегрета. Но перегрев – это когда в стране перепроизводство товаров, а у нас был перегрев спроса при неработающем собственном производстве этих товаров. Украинская экономика кредитовалась за счёт внешнего финансирования. Но ещё осенью 2007 года во время кризиса на ипотечном рынке США стало ясно, что надвигается глобальный кризис и никаких внешних займов больше не будет.

Уже тогда следовало разработать механизм рефинансирования банков, чтобы они могли кредитовать экономику. НБУ этого не сделал. А когда кризис грянул, Нацбанк раздал 40 млрд. грн., не думая о том, чем эти деньги обеспечены. Немудрено, что банки вложили эти средства в самый выгодный товар – валюту и перечислили её за рубеж. Действия НБУ были инстинктивными, неподготовленными. Но в МВФ сказали: делать лишь так, а не иначе! А надо было начинать только целевое кредитование, но в МВФ заявили бы, что это социализм.

– Кредит МВФ предоставлен только для действий НБУ на валютном рынке с целью поддержания курса валют.

Но МВФ ведёт себя консервативно, его условия неизменны на протяжении десятков лет. Мало того, они неизменны в любых обстоятельствах. А это всё равно, что одними пилюлями лечить и простуду, и расстройство желудка. Плавающий валютный курс и жёсткая монетарная политика (регулирование количества денег в обращении. – Фокус) – другого рецепта у них нет.

Но это, к сожалению, не всё. Благодаря деньгам МВФ частный долг переводится в государственный, задолженность корпоративного сектора перекладывается на бюджет, то есть на общество, появляется возможность вывести прибыль и долги за границу. Фактически частный сектор погасил долги за счёт того, что государство взяло их на себя.

– Развитие событий в Украине сильно уж похоже на то, о котором Вы спрашиваете. Вступление в ВТО, предоставление иностранным банкам права работать в Украине. Но самое главное, что согласно рекомендациям МВФ курс национальной валюты должен реагировать на внешние факторы.

В результате такой политики НБУ курс гривны упал вдвое, а финансовая система близка к развалу, подорвано доверие к гривне, экономика почти остановилась. Капитализация украинских банков достигает нуля, а у них ещё и огромные долги. Активы в стране можно скупать за бесценок. По сути, это аргентинский вариант – устранение национальной буржуазии.

– В том-то и проблема, что Нацбанк так и не объявил, какой же курс он будет удерживать. Мы оказались в самом страшном положении – непредсказуемом. Президент говорил, что 6 гривен за доллар – это обоснованный курс. Рынок и население надеялись, что так и будет. Но обещания не выполнены, люди не понимают, какой курс закладывать в бизнес-план.

Дальнейшее повышение курса будет играть двоякую роль: с одной стороны, увеличивать тягу к валюте как средству сбережения, с другой – обусловит невозможность покупать импортные товары. Тяга к национальной валюте будет поддерживаться тем, что все деньги станут уходить только на продукты питания. Курс гривны к доллару тоже не будет востребован – и вот тогда произойдёт стабилизация курса. На мёртвом теле!

– Тут мы снова возвращаемся к аргентинскому варианту. Реакция курсом ничего не решает, но она разрушает денежную и финансовую систему страны. Такой скачок парализует работу предприятий и не даёт возможности возвратить не только валютные кредиты, но и гривневые. Банки продолжают спасать себя сами как могут. Сейчас я задаю банкирам вопрос: что же ты принимаешь под 23% депозиты, если у тебя нет уже источника такой рентабельности. В экономике больше нет инструментов, которые давали бы прибыль в 30%. Банкир отвечает: а что делать, если от меня и так уходят вкладчики?

Но сейчас банки готовы ползать на коленях и ждут чётких последовательных действий по выходу из кризиса. Самое страшное, что многие банки, взяв рефинансирование, вывели деньги своих учредителей и говорят: «Забирайте этот банк, он мне больше не нужен!» Но там же огромные обязательства! Вы сами завтра выйдете с вилами, если потеряете тысячу долларов.

– Она не изменится без изменения руководства. Но ещё раз подчеркиваю, что важна не смена личностей, которая может ни к чему не привести, а важна смена подходов к решению проблемы ликвидности, процентных ставок, процедуры рефинансирования, внешнего долга. Иначе, если придёт новый руководитель и начнёт ещё более усердно применять существующие методы, которые собственно и привели к кризису, то мы с ещё большим ускорением будем содействовать экономическому коллапсу.

Родился 22 ноября 1948 г. в Кривом Роге

1992–1995 гг. – председатель правления Укрэксимбанка

1996–2005 гг. – директор департамента валютного регулирования НБУ

Февраль–август 2005 г. – зампредседателя НБУ

С 2005 г. – советник министра экономики Украины

Loading...
Погода, Новости, загрузка...

Потребительское


Видео