Романо Проди: я рад, что пока еврозона не распалась

5 марта 2014, 08:58


Иллюстрация к статье «Романо Проди: я рад, что пока еврозона не распалась»

Я думаю, что я был не просто оптимистом, Татьяна. Я еще и был прав, потому что еврозона не распалась. Самый разгар кризиса пришелся на прошлое лето, но вмешательство ЕЦБ заставило меня думать, что развала удастся избежать. Но, конечно, у Европы еще очень много проблем. Курс евро все еще довольно высок по отношению к доллару. Стоим ли мы на пороге новых валютных войн? Вполне возможно. В США и Япония делают очень много для поддержки своих экспортеров. В ЕС все по-другому, в результате наносится сильный урон экспорту и, как следствие, всей экономике. 

Я думаю, что нам нужна какая-то договоренность на уровне всех стран, иначе валютные войны станут неизбежными. Если говорить о будущем евро, то, по моему мнению, вся тяжесть кризиса показывает, что политика экономии зашла слишком далеко. Но мы приближаемся к выборам в Германии, чьей доктриной и является эта политика. Мое мнение как экономиста, а не как активного политика, которым я уже не являюсь, — экономия является негативным фактором даже для самой Германии. Конечно, у этой страны колоссальный торговый профицит, нулевая инфляция…Но и нулевой рост ВВП, так что, как это принято говорить, экономический локомотив Европы еще нужно «завести». А это означает только одно – общеевропейскую политику нужно менять. 

До выборов – почти со стопроцентной вероятностью нет. После… Это зависит от их результатов. Недавно президент Франции сказал о необходимости федеральной Европы, присоединившись к точке зрения Германии. Официальный Берлин много говорит о федерализме, но почти ничего для этого не делает. Французы более последовательны. Они предприняли ряд мер, в том числе в политике, в банковском секторе, которые как бы говорят – смотрите, мы готовы к «Европейской федерации». Но по сути, больше их никто не поддерживает. Я не исключаю, что после выборов в Германии в определенный момент может произойти что-то вроде «европейской весны». Но это не значит, что я жду каких-то принципиальных изменений в европейской политике. 

В теории из-за разных позиций европейских государств президент должен избираться всей Европой. Конечно, сначала будет сложно, ведь европейцы еще ни разу не голосовали на общеевропейской основе. Они голосовали только внутри своей стране. Например, в свое время во Франции выборы были «за» или «против» Ширака, в Италии – «за» или «против» Берлускони и так далее. Поэтому, я думаю, что для сильной «объединенной Европы» нужны два кандидата. Условно говоря, от французских социалистов и от Христианско-демократической партии Германии. Или от итальянских либералов. 

Затем избирательная кампания должна проводиться во всей Европе, а выступления и стратегии кандидатов должны касаться общеевропейской ситуации. Это довольно трудно, но без трудностей никуда. Масштабные события, вроде создания евро, создания наднациональной структуры, никогда не происходят без сопротивления и борьбы. 

Трудно сказать. Ситуация тяжелая. Среди итальянских политиков сейчас нет согласия. Правительство пытается сложить воедино абсолютно разрозненные части. Объединить программы двух слишком разных партий. Да, премьер-министр прилагает большие усилия. Но вот это ежедневная работа — удерживать вместе две партии – это невероятно тяжело. 

Честно – нет, не был. Мой прогноз для г-на Грилло составлял 15-20%. Ну, а результат оказался чуть выше 20%. Но, Татьяна, здесь важно понимать, что Грилло не является исключительно итальянской историей. Просто именно у нас этот феномен проявился настолько сильно. Ослабление традиционных партий, закостенелость в политических структурах способствуют появлению таких политических движений. И это меняет страны. Не только Италию, но и многие другие государства – как внутри Европы, так и за ее пределами. Если политические партии не реагируют на происходящие вокруг изменения новой формой партийного образования, членства, общения со своими избирателями, то такие Грилло будут появляться по всей Европе. Да, в принципе, они уже появляются по всей Европе. 

Давайте говорить откровенно — они полны противоречий. В некоторых вопросах они очень радикальны, а в некоторых — очень консервативны. И это довольно естественно. За Грилло голосовали как правые, так и левые. Но все проблемы таких новых движений начинаются, когда необходимо предоставить на суд страны конкретную программу дальнейших действий. И тогда возникают большие проблемы. Ведь выиграть выборы – это еще полдела. 

По правде говоря, я не думал об этом. Я хотел просто нормализовать ситуацию в Италии. Я считал это наиболее важной задачей. В Италии постоянно возникала политическая борьба и противоречия между партиями, что всегда ее дестабилизировало. Моим желанием были нормализация ситуации и формирование коалиции. Коалиции реформаторов, в которую будут входить как умеренно консервативные, так и прогрессивные партии страны. Это была моя идея.

Романо Проди, премьер-министр Италии в 1996-1998 гг. и 2006-2008 гг., президент Европейской комиссии в 1999-2004 гг. Именно благодаря усилиям правительства Проди Италия оказалась в первой волне стран, которые ввели на своей территории хождение единой европейской валюты — евро.

Loading...
Погода, Новости, загрузка...

Потребительское


Видео